Японские острова. Загадочные люди там проживают. И чем больше узнаю о них, тем больше удивляюсь. Вот свежий пример. В начале июля случайно узнал о том, что в Республику Алтай прибыл с частным визитом некто г-н Тодорики Масахико из японского Университета Хоккайдо. Далекий гость, видимо, решил посетить Международный Курултай сказителей в Улагане. Ради интереса прочел в Интернете об этом учебном заведении.

Оказалось, оно было основано в 1876 году как сельскохозяйственный колледж Саппоро Уильямом С. Кларком при помощи пяти преподавателей, с классом, состоящим из 24 студентов. Колледж становится Императорским университетом Хоккайдо 1 апреля 1918 года. Он был одним из девяти имперских университетов. Школа медицины была создана в 1919 году, когда сельскохозяйственный колледж стал факультетом сельского хозяйства. За этим последовало открытие факультетов: инженерного дела, естественных наук, и в 1947 году права и литературы. Настоящее название Университета Хоккайдо также вошло в употребление в 1947 году. В 1953 году при университете была основана аспирантура. С 2004 года в соответствии с новым законом университет был включен в корпорацию национальных университетов. Включение привело к увеличению финансирования и большей автономии. Университет Хоккайдо до сих пор контролируется министерством образования Японии. А какие факультеты имеются? Образования, права, экономики, медицины, стоматологии, инженерный, ветеринарной медицины, рыболовства, сельского хозяйства, фармацевтический, естественных наук. Поняли? Однако предмет интереса  гостя из Страны восходящего солнца к Республике Алтай окончательно неясен.

Казалось бы, что тут особенного? Ну, приехал человек широкого кругозора из далекой Японии посмотреть на красоты Алтая, послушать горловое пение, звуки комуса, увидеть и заснять на видео национальные алтайские обряды, обычаи, традиции. Да таких  гостей  в Горном Алтае  каждое лето бывает  много. И не только из Японии.

И все же какой-то странный интерес этого ученого (а может быть, и вовсе не ученого, а кого тогда?) к Горному Алтаю. Понимаю, когда в рамках МКС «Наш общий дом – Алтай»  в республику приезжают десятки гостей из Китая, Монголии, Восточного Казахстана, Тувы, Хакасии, приграничных государств. У республики есть с этими странами и регионами общие экономические, культурные, торговые, научные, экологические интересы, как говорится, точки соприкосновения. А чего тут делать представителю Японии за семь тысяч километров да еще из бывшего императорского университета? Помню, как-то в Интернете проскочила информация о том, как был закрыт въезд в Россию японцу Тэрасаве. Пытался однажды «японский гость с тугим кошельком и сомнительной репутацией» навязать свои верования и учения, в том числе и местным алтайцам. Не получилось. А что этому одинокому японцу надо в горах Алтая? И как они сюда рвутся, под любым благовидным предлогом. Но, как известно, благими намерениями куда дорога выстлана? Вот так-то!

В конце июня в Алтайский край и  Республику Алтай приезжала спикер верхней палаты российского парламента Валентина Матвиенко. Тогда очень много говорилось об евразийском сотрудничестве, о создании  межэтнического культурного пространства, об обмене информацией  между регионами и  государствами, входящими в МКС «Наш общий дом – Алтай».  Третий человек в табели о рангах государства Российского просто так не будет разбрасываться словами. Значит, уже есть концепция, есть люди, которые будут ее осваивать. А не реакция ли это японских кругов на визит Матвиенко на Алтай? Однако пусть это останется вопросом, тем более что один японец в поле не воин… Хотя. В первой части я уже размышлял о необычном японском менталитете. И вот тут проснулся интерес к истории. Откуда у людей, населяющих архипелаг в Японском море,  столь упорное рвение, как говорится, подгрести под себя и подчинить другие общности. Об этом разговор в следующей части.

Антон ДЕРИГЛАЗОВ.